Иван Охлобыстин: Чем закончатся "Интерны"?

В отличие от своего экспрессивного героя, обаявшего страну юмором и задором, Иван Охлобыстин обаял нас приятным общением и искренними ответами. В эксклюзивной беседе мы узнали о трудностях совмещения пасторства и актерства, а также, чем закончится сериал «Интерны».

- Играя доктора Быкова, вы находите в себе силы любить своего героя?

- Я вынужден делать это, я ведь профессионал. В оправдании доктора Быкова для меня важнее не креативная, а идейная нота.
Он фанатично любит медицину и фанатично служит ей, это мы понимаем по ходу всех серий. Так или иначе он это проявляет. Это качество в людях надо поощрять. Поэтому я бессилен. Я вынужден его любить как персонажа, вынужден ему придумывать всякие хитрости.
Хотя все не бывает бесконечно. В замкнутом пространстве, в одном и том же интерьере, даже с несколькими составами людей с разными жизненными биографиями рано или поздно приходит константа и понимание того, что всё уже рассказано, что все реакции уже сыграны и жизнь повторяется колесом.
Это не плохо и не хорошо, но это уже не кино, а фэн-шуй.

С кем будет расстаться печальнее всего?

- Я люблю всех своих коллег. Но я люблю их и в обыденной жизни, поэтому мы с ними не разлучаемся. Илюха и Санька (Илья Глинников и Александр Ильин, - прим.Ред.) – члены моей тусовки, как говорится. Давно не видел Диму Шаракоиса, очень соскучился. Кристина Асмус родила, тоже давно не виделись. Но я думаю, что с ней все будет хорошо, она девчонка работоспособная, она – жесткий профессионал, и мне это нравится.

- В детстве вы мечтали связать свою жизнь с кино или с телевидением?

- В детстве я хотел быть режиссером. Я принял это решение после того, как посмотрел фильм «Обыкновенное чудо» и выслушал монолог Волшебника. Он мне показался таким мотивирующим, что после него можно жить и умирать. Я помню, как посмотрел первую серию и пошёл с деревенскими мальчишками купаться на озеро. И вот, лечу я на тарзанке, а с берега мне кричит мой друг Андрюшка Мокрецов: «Побежали! Через 10 минут вторую серию «Обыкновенного чуда» будут показывать!» И вот, я отпускаю веревку и ногами вхожу в воду, затянутую кувшинками. В тот момент я понял, что нельзя быть волшебником (я был довольно реалистичным отроком), но что ближе всего к этой профессии профессия режиссера. Поступил во ВГИК, отучился, снял первый фильм (причем все сделал очень почтенно) и понял, что мне не нравится быть режиссером.

Почему же?

- Дело в том, что режиссер не свободен в силу того, что он вынужден работать административно с людьми. А я не тот человек, который может совмещать творчество и администрирование. И тогда я ушел в сценаристы.
Потом Святая Церковь призвала меня, потом встал вопрос денег. Вернее, не в деньгах было дело. Ситуация была такая: меня пригласили сниматься в фильме «Остров». Но я отказался, потому что священнику сниматься нельзя. Как меня ни уговаривали, я не пошел.
Пришло время, и мне поступило предложение сниматься в юмористическо-детективном сериале за очень хорошие деньги.
Я рассказал об этом своему коллеге отцу Димитрию, который к тому же был еще и моим начальником. На что он мне говорит: «Вот ты чудной человек! Есть «Кормчая книга» (сборник, где описывается все, что можно и что нельзя с точки зрения религии), так вот, когда ее писали, кино еще не было.
Поэтому не дури, напиши письмо Святейшему. Что ж такие деньги уходят? Они пойдут тебе на семью». Я так и сделал.
И эта история совмещения пасторства и актерства показалась мне интересной. Но больше так продолжать нельзя, потому что очень тяжело, да и с ума недолго сойти. Так что еще полгода – и на деревню, исповедовать бабулечек!

-Кто был вашим первым учителем в мире кино? Кто оказал на вас наибольшее влияние?

- Ролан Быков как человек и Олег Даль как актер. Мне очень нравится эпоха Шукшина, когда создавался золотой фонд кинематографа.

- У вас есть любимая цитата или совет, который вам давали ваши наставники?

- Их много. К примеру, Ролан Быков часто говорил: «Не думай, что ты знаешь всё, ты знаешь гораздо больше!»

- Вадим Демчог и Светлана Пермякова привлекали своих детей к съемкам в «Интернах». У вас или ваших детей такого желания не возникало?

- Я не хочу, чтобы они снимались. Для детей это всегда стресс. Мои социально адаптированные дети каждые выходные ходят в церковь, где их окружает около сотни человек.
То есть они привыкли находиться в обществе и давно стали стрессо- и социально устойчивыми. И, тем не менее, мне кажется, что если экспериментировать с детьми и водить их на съемки, можно повредить их психику.
Да и сами они не рвутся.

- На вашем теле немало татуировок, каждая из которых имеет свой смысл и посвящена определенному периоду вашей жизни. Планируете ли вы запечатлять на себе еще какие-то важные события?

- Недавно я сделал последнюю в своей жизни татуировку. Теперь на правом запястье у меня значится клеймо рашиста. Если бы татуировками можно было заполнить графу «О себе», к примеру, на «Фейсбуке», то эту часть я бы считал заполненной.

- Как часто главный телеидол страны Иван Охлобыстин смотрит телевизор?

- Я вообще не смотрю телевизор. Процентов 80 серий «Интернов» я до сих пор не видел. Думаю, что в старости у меня будет много времени, чтобы ознакомиться с собственным творчеством.

Поделиться

Фотографии

Электронная версия журнала
ОКТЯБРЬ 2018 Все выпуски